Статьи

Труфанов С.А., Пивоварова С.А. Анализ изменений в российском валютном законодательстве в контексте развития рынка «криптовалют» как производного технологии «блокчейн» и электронной торговли

Monday, 04 June 2018 10:44

В статье проанализированы основные аспекты валютного законодательства Российской Федерации и перспективы его модернизации для эффективного регулирования рынка «криптовалют». Рассмотрен общий принцип технологии «блокчейн» и связанные с ним возможности для развития безопасного валютного обмена и упрощения документооборота.

Научно-технический прогресс открывает новые возможности как для осуществления простых и безопасных сделок, заключения контрактов без применения бумажных носителей и минуя большую часть бюрократических инструментов, так и для финансовых операций, в частности, денежного обращения. Эти изменения происходят настолько стремительно, что существовавшая до последнего времени система валютного регулирования в России за ними не успевает.

Рассмотрим отечественное валютное законодательство по состоянию на начало 2018 года. Базовым нормативно-правовым актом, регулирующим валютные отношения на территории Российской Федерации или за ее пределами, если в них участвует резидент Российской Федерации, является Федеральный закон от 10.12.2003 N 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле». В данном законе в статье 4 указано, что к валютному законодательству Российской Федерации также могут быть отнесены другие принятые в соответствии с ним федеральные законы [1]. При этом Гражданский кодекс Российской Федерации включает в себя основополагающие принципы применения рубля как валюты на территории страны. Основными органами валютного контроля и регулирования выступают: Центральный Банк (Банк России, прежде всего, касаемо кредитных организаций и некредитных финансовых организаций), а также уполномоченные Правительством Российской Федерации федеральные органы исполнительной власти (касаемо прочих организаций) [2]. Также в отношении второй группы организаций валютный контроль осуществляют агенты валютного контроля (в первую очередь, уполномоченные банки). Статья 23 закона №173-ФЗ детерминирует права и обязанности субъектов, осуществляющих валютный контроль. Участники валютных операций на территории Российской Федерации обязаны вести учет по проводимым валютным операциям и предоставлять учетную информацию и необходимые документы органам (и агентам) валютного контроля, а также выполнять их предписания [1]. Документация, а также различная учётная информация применительно к осуществляемым валютным операциям предоставляются в порядке, изложенном в Инструкции Банка России от 04.06.2012 N 138-И [3]. Субъекты валютных операций, нарушающие требования валютного законодательства несут ответственность, согласно статье 15.25 Кодекса об Административных нарушениях Российской Федерации от 30.12.2001 № 195-ФЗ [4]. Обозначенные выше нормативно-правовые акты образуют основной костяк валютного регулирования в России на сегодняшний день.

Вместе с тем, стоит отметить, что, хотя проблемное поле действия российского валютного законодательства уже является достаточно обширным, развитие информационных технологий в финансовой сфере создаёт новые вызовы и для регулирующих органов, и для непосредственных участников финансовых рынков. Особую актуальность в 2017-2018 гг. обрела дилемма регулирования «криптовалют». Сам термин «криптовалюта» является достаточно новым, как для обывателя, так и для предпринимательских структур, а также для законодательных органов Российской Федерации. «Криптовалюта» является одной из производных системы «блокчейн», реализация которой на практике стала возможной благодаря распространению высокоскоростного доступа в глобальную информационно-коммуникационную сеть «Интернет». По сути, это новый финансовый инструмент, который представляет весьма ощутимый интерес как для инвесторов, которые стремятся преумножить свои активы в долгосрочной перспективе, так и для спекулянтов, стремящихся обогатиться в предельно короткие сроки. Но, помимо прочего, это ещё и надёжное средство для осуществления защищённых сделок, заключения различного рода контрактов. Ведь основополагающий принцип «блокчейн» заключается в децентрализованном контроле проведения транзакций или идентификации, подтверждении свершившихся фактов. Информация о сделках кодируется и записывается в блоки в виде «хеш-сумм». Каждый последующий блок содержит связь с предыдущим в виде информации о транзакциях предшествующего. Таким образом, блоки образуют информационную цепь (отсюда и название «блокчейн»). Причём все данные, начиная с самой первой записи, хранятся не в каком-то централизованном месте, а сразу на всех устройствах, которые подключены к «блокчейн», на основе которого функционируют «криптовалюты». Поэтому регулирование транзакций напрямую не представляется технически возможным. Тем не менее, российским законодательством осуществляются попытки разработать схему, за счёт которой удастся если не вмешиваться, то хотя бы контролировать данные процессы в качестве наблюдателя со стороны. Так, в данный момент в стадии активного обсуждения находится законопроект о регулировании «криптовалют» в Российской Федерации, в котором приводятся базовые определения, их применимость и необходимость сбора налогов. Согласно первым опубликованным версиям документа, к цифровым финансовым активам Министерство финансов Российской Федерации относит «имущество в электронной форме, созданное с использованием шифровальных (криптографических) средств», а торговля может осуществляться только через официальные биржи как обмена цифровых финансовых активов. Деятельность, связанная с обращением «криптовалют» на территории Российской Федерации, должна быть согласована с законом № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» [5], а также с законами № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» [6] и № 325-ФЗ «Об организованных торгах» [7]. При этом «майнинг» (суть которого заключается в обеспечении осуществления транзакций и эмиссии «криптовалюты» за счёт использования вычислительных ресурсов компьютерной техники участников сети «блокчейн») признаётся в качестве предпринимательской деятельности. Представляется, что реально регулирование сделок возможно лишь через контроль над биржами, которые являются посредниками, позволяющими осуществлять покупку и продажу «криптовалют». Но это усложняется тем, что существуют как открытые «криптовалюты», в которых все участники и сделки являются известными, (информация о них прозрачная), так и закрытые, в которых все участники (стороны) анонимны. Также широко обсуждается возможность ввода в обращение электронного «крипторубля», который бы стал альтернативой обыкновенному российскому рублю, эмитируемому Центральным Банком Российской Федерации. Но если подобная валюта будет регулироваться централизованно, это будет противоречить основополагающему принципу, заложенному в системе «блокчейн». К слову, вмешательство в историю сделок в последнем теоретически возможны лишь в случае, если все или большинство участников сети единогласно примут решение об изменении содержимого блоков. Подобные единичные случаи были, в частности, применительно ко второй по популярности «криптовалюте» «эфириум» («ethereum»). При этом, как правило, образуется новая «криптовалюта», имеющая отличия в цепочке транзакций. Но это также является примером децентрализованного управления, ведь решение принимается сразу большинством. Технология «блокчейн» открывает большие возможности для упрощения и ускорения документооборота как в структуре организаций, так и межу различными субъектами (гражданами, государством, коммерческими и некоммерческими организациями). Преимущество заключается в том, что все проведённые через эту электронную систему факты (например, записи об осуществлении сделок, о покупке, продаже, осуществлении услуги, получении образования, решении суда или принятии заявления) — будут зафиксированы без физической возможности их изменить или уничтожить до тех пор, пока существует данная электронная цепь блоков. А существует она сразу на миллионах устройств, что делает её максимально надёжной.

В заключение, следует отметить, что Россия, как и практически весь мир сегодня, стоит на пороге новой цифровой эры, одним из важных императивов которой является принцип децентрализации, который сейчас активно внедряется в повседневную жизнь с приходом «блокчейн» и, в частности, «криптовалют». Перед органами государственной власти стоит непростая задача. С одной стороны, важно регулировать рынок во избежание критических для экономики страны ситуаций и пресечения распространения мошеннических схем, теневого бизнеса, преступного мира (для которого «криптовалюты» стали одним из основных рынков). С другой — важно дать возможность рынку законно и безопасно применять «криптовалюты», ведь они позволяют быстро и надёжно осуществлять сделки, заключать контракты и подтверждать их подлинность с минимальными издержками.

Список источников и литературы

1. О валютном регулировании и валютном контроле [Электронный ресурс]: Федеральный закон от 10.12.2003 N 173-ФЗ, ред. от 29.12.2017. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_45458 (Дата обращения: 20.03.2018).

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Электронный ресурс]: от 30.11.1994 N 51-ФЗ, ред. от 29.12.2017. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_5142 (Дата обращения: 20.03.2018).

3. Инструкции Банка России «О порядке представления резидентами и нерезидентами уполномоченным банкам документов и информации, связанных с проведением валютных операций, порядке оформления паспортов сделок, а также порядке учета уполномоченными банками валютных операций и контроля за их проведением» [Электронный ресурс]: от 04.06.2012 N 138-И, ред. от 25.04.2017. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_133766 (Дата обращения: 20.03.2018).

4. Кодекс Российской Федерации об Административных нарушениях [Электронный ресурс]: от 30.12.2001 № 195-ФЗ, ред. от 07.03.2018. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34661 (Дата обращения: 20.03.2018).

5. О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма [Электронный ресурс]: Федеральный закон от 07.08.2001 N 115-ФЗ, ред. от 29.07.2017. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_32834 (Дата обращения: 20.03.2018).

6. О рынке ценных бумаг [Электронный ресурс]: Федеральный закон от 22.04.1996 N 39-ФЗ, ред. от 31.12.2017. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10148 (Дата обращения: 20.03.2018).

7. Об организованных торгах [Электронный ресурс]: Федеральный закон от 21.11.2011 N 325-ФЗ, ред. от 18.07.2017. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/Cons_doc_LAW_121888 (Дата обращения: 20.03.2018).

Выходные данные статьи:

ТРУФАНОВ, Станислав Алексеевич; ПИВОВАРОВА, Снежанна Андреевна. Анализ изменений в российском валютном законодательстве в контексте развития рынка «криптовалют» как производного технологии «блокчейн» и электронной торговли. Журнал "У". Экономика. Управление. Финансы., [S.l.], n. 1, апр. 2018. ISSN 2500-2309. Доступно на: <https://portal-u.ru/index.php/journal/article/view/124>. Дата доступа.